Эксперты ЦВПИ МГИМО: Усиление силового противоборства и эскалация опасного развития военно-политической обстановки

Усиление тенденции военно-силового давления на Россию в 2014 – 2017 годы ведет к превращению этого сценария развития МО-ВПО еще до 2021 из военно-силового в военный сценарий развития.

Усиление тенденции военно-силового давления на Россию в 2014 – 2017 годы ведет к превращению этого сценария развития МО-ВПО еще до 2021 из военно-силового в военный сценарий развития. Отставание в экономическом и научно-техническом развитии в этих условиях уже угрожает не только социальному благополучию и стабильности, но и существованию самой нации и государства[1].

Требуются срочная и кардинальные решения. Фактически уже идущая против России война станет неизбежно признанным фактом даже если и не будет соответствующих правовых и политико-дипломатических решений и мероприятий в ООН[2]. Можно в этой связи напомнить, что война США во Вьетнаме, Лаосе, Камбодже, в Ливии и Югославии и других странах Конгрессом США никому не объявлялась.

В этих условиях России необходимо сделать принципиальный выбор: либо продолжать инерцию и капитулировать, отказавшись от суверенитета и национальной самоидентификации, ресурсов и части территории, либо публично принять военно-силовые реалии и оказать сопротивление. Это будет означать, прежде всего, решительные изменения в целеполагании и стратегии развития страны, о чем я постоянно говорю с конца 1980-х годов[3].

Надо отчетливо отдавать отчет в том, что противоборство будет неизбежно системным (во всех областях), сетецентричным (против разных целей) и комплексным, одновременным по времени: экономическим, политическим, информационным и военным. Соответственно такие особенности требуют от России мобилизационной подготовки во всех областях. Прежде всего экономической и социальной, где положение современной России можно охарактеризовать только как кризисное, депрессивно-стагнационное[4]. Достаточно сказать, что на фоне роста ВВП стран-лидеров все последние годы в России наблюдался спад, который за 2016 год снизился до 0,2%. хуже всего то, что даже официальные прогнозы оценивают перспективы развития при сохранении существующей модели как депрессивно-стагфляционные. За последние 10 лет об этом говорилось много раз и в трудах учёных, и на различных совещаниях, но ситуация пока не меняется поскольку не решены, по мнению некоторых экономистов, три принципиальные финансово-экономические проблемы:

— проблема высокой инфляции;

— проблема низкой монетизации экономики;

— проблема ставки рефинансирования ЦБ[5].

В действительности развитие России не сводится к финансовой политике, а стоит перед более существенными проблемами и угрозами, имеющими системный и цивилизационный характер, о которых необходимо говорить отдельно и подробнее в другом месте. Так, если допустить, что указанные выше проблемы будут решены, либо смягчены (на что указывают тенденции последних двух лет), то это не означает решения задач опережающего развития России относительно других стран, которые, на мой взгляд, могут быть решены исключительно быстрым переходом к модели мобилизационного развития. Эта модель должна состоять из следующих основных элементов:

Рис. 1.

Первое: из привлекательной не только для собственных граждан, но и за рубежом идеологической модели, предполагающей культурно-цивилизационное лидерство России в мире. Опережающее развитие в социально-экономической области не может быть без привлекательной идеологии. Более того, из идеологии, имеющей более перспективное значение, чем доминирующая сегодня западно-либеральная модель. Столкновение между новыми центрами силы и ЛЧЦ в нашем веке приобретает характер военно-силового противоборства между различными военно-политическими коалициями, т.е. имеет фактически глобально-цивилизационный характер[6].

Приоритет идеологической модели во многом обеспечивает и приоритет моделей цивилизационных, и социально-экономических, говоря словами С. Хантингтона,, «мы другие и вы скоро станете как мы»[7].

Второе: из положительной социальной модели, в которой эффективно и справедливо регулируется не только производство и распределение благ, но и состояние общественных и политических институтов.

Новая модель политического, государственного и общественного управления России должна соответствовать складывающейся острой МО и ВПО, необходимости максимально полно и эффективно использовать все национальные и цивилизационные ресурсы. Прежде всего, ресурсы НЧК.

Новая модель государственного и политического устройства должна обеспечить адекватное реагирование (внешнюю и военную политику, прежде всего) России в условиях резкого обострения ВПО в мире[8].

Третье: из возможностей, которые предоставляются государством и обществом для развития потенциала человеческой личности (НЧК), который превратился в XXI веке в главный критерий оценки эффективности экономики и общества.

Наконец, эффективное использование всех национальных ресурсов предполагает:

— использование всех национальных (а не только государственных) ресурсов — интеллектуальных, духовных, нравственных, творческих и иных в интересах всей нации;

— использование ресурсов максимально эффективно, т.е. при минимальных затратах, но при достижении максимальных результатов.

Надо отчетливо понимать, что альтернативы поведения, другой политической парадигмы и модели для нас не существует. Только борьба за выживание, которая, как сказал бывший руководитель нелегальной разведки Ю.Дроздов, обусловлена характером цивилизационной борьбы: «Мир вступил в фазу наиболее опасного противостояния — цивилизованного. Цена поражения в этом противостоянии — полное исчезновение с лица Земли одной из цивилизаций»[9]. Это предупреждение легендарного разведчика, руководившего резидентурами в КНР и США, стоит многого, а именно: признание бескомпромиссного характера противоборства России с Западом, которое продолжается многие столетия и не может быть отменено или заменено никаким другим видом взаимоотношений. Как и признание, сделанное известным западным политологом С. Хантингтоном о невозможности найти договоренности после того, как «русские стали себя вести не как коммунисты, а как русские»[10].

Максимально полное и эффективное использование национальных (и цивилизационных) ресурсов вытекает из таких признаний реалий ВПО, сложившихся к 2018 году и еще более обостряющихся в будущем.

Глобальный и системный характер такой борьбы предполагает противоборство по всему спектру возможного соприкосновения интересов и систем ценностей, о котором Ю. Дроздов конкретизирует следующим образом: «В данном случае под словом «цивилизация» понимается система или системы ценностей, объединяющих людей разных национальностей, живущих в разных государствах и исповедующих разные религии. Могущественные транснациональные олигархические кланы уже определили будущее всего человечества, а академические круги Запада даже придали ему для большей убедительности научно-теоретическую форму. Практический процесс глобализации уже идет, и с каждым годом мир неуклонно приближается к торжеству нового мирового порядка.

При этом история Запада не дает никаких оснований для надежды на то, что его правящие круги предоставят не западным странам и народам необходимые ресурсы и материальные блага, которые западные государства целеустремленно отбирали у них на протяжении столетий.

Вся мировая история убедительно свидетельствует, что они никогда и ни при каких обстоятельствах не пойдут на уменьшение своего потребления ради выживания не западных народов. В этих условиях России уготована участь тельца, который должен быть принесен в жертву «для блага всего человечества», как и предлагал почти сто лет назад личный советник президента США Вильсона полковник Хауз»[11].

Иными словами, либо нас неизбежно ждет участь тельца, предназначенного для заклания, либо нам удастся отбить в очередной раз нападение западной ЛЧЦ, имеющее исторический и цивилизационный характер. И выбор это нам предстоит сделать именно в период 2018 – 2025 годов. От его результата зависит сохранится ли государство и нация в будущем, либо они, как не раз бывало в истории человечества, будут рассеяны по громадным просторам Евразии.

>>Полностью ознакомиться с монографией  "Состояние и долгосрочные военно-политические перспективы развития России в ХXI веке"<<

[1] Подберёзкин А. И., Жуков А. В. Стратегия «силового принуждения» в условиях сохранения стагнации в России // Обозреватель-Observer, 2018. — № 4. — С. 22–33.

[2] См. подробнее: Взаимодействие официальной и  публичной дипломатии в противодействии угрозам России. В кн.: Публичная дипломатия: Теория и практика / под ред. М. М. Лебедевой. — М.: Изд-во «Аспект Пресс», 2017. — С. 36–53.

[3] Роль институтов гражданского общества и потенциала человеческой личности как возрастающих факторов ускорения социально-экономического развития России / А. С. Батанов, А. И. Подберёзкин, В. И. Зоркальцев. — М.: Русская Консалтинговая Группа, 2005.

[4] См. подробнее: Подберёзкин  А. И. Военная политика России.  — М.: МГИМО– Университет, 2017. — Т. 1–2.

[5] Антипов  В. И. Долгосрочный прогноз развития российской экономики. 2014. 18 апреля / http://rusrand.ru/forecast/dolgosrochnyj-prognoz-razvitija-rossijskoj-ekonomiki

[6] См. подробнее: Долгосрочное прогнозирование развития отношений между локальными цивилизациями в Евразии: монография / А. И. Подберёзкин и др. — М.: Издательский дом «Международные отношения», 2017. — С. 273–305.

[7] Хантингтон С. Борьба между цивилизациями. — М.: Алгоритм, 2016. — С. 262.

 
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован