Эксклюзив
05 декабря 2011
5381

Моисей Гельман: Экономический кризис в России - порождение ее хронической денежной дистрофии. Как излечить больной организм? Продолжение

Чтобы прочесть предыдущую часть пройдите по этой ссылке Гобсеки из минфина

Самым эффективным способом поддержания дефицита денежного обращения является многократное изъятие одних и тех же налогов, что регламентировано Налоговым кодексом РФ. Их, в конечном итоге, исключая экспортную деятельность, вместе с прибылью изготовителей и продавцов оплачивает население страны, когда приобретает потребительские товары и услуги, в цены которых включены также все затраты на востребованные ресурсы и промышленную продукцию. Поэтому налог с граждан, включая также выплачиваемую ими при покупке товаров и услуг прибыль товаропроизводителей и продавцов, у нас не самый низкий в мире, как утверждается с высоких трибун, а достигает, согласно официальной статистике, 70-80% от годовой заработной платы наемных работников.

Налоги предварительно выплачивают из своих оборотных средств предприятия, кредитуя таким образом население. А с навязанного кредита население, приобретая товары, платит еще и НДС, который превышает обычную банковскую ставку (см. "Налогообложение для инновационной экономики" - "Промышленные ведомости" N 6, июнь 2008 г.). Тем самым достигается двойной эффект.

Во-первых, изымается из обращения немалая доля и без того мизерных оборотных средств предприятий, которая систематически выплачивается в казну. Из-за этого сокращаются инвестиции, и предприятия вынуждены увеличивать цены на свою продукцию, усиливая инфляцию.

Во-вторых, дополнительно снижается платежеспособный спрос населения, который из-за низких доходов у большинства людей и так невелик, вследствие чего сворачивается производство потребительских товаров и услуг. Это тянет за собой сокращение производства невостребуемой промышленной продукции и рост импорта. В результате увеличивается отток капитала за рубеж. Утекает он также из-за импорта многих видов промышленной продукции, потребительских товаров и продуктов питания, выпуск которых у нас сократился либо прекратился вовсе. Именно по этим причинам наша страна превратилась в сырьевой придаток Запада, и большинство населения обнищало. В результате возникла угроза национальной безопасности страны.
Немалая часть денежной массы отсасывается валютными и фондовыми рынками, любимыми детищами и гордостью "лучшего в мире министра финансов". Теперь уже бывшего, но пока ничего не меняется. В предкризисном 2007 году в среднем в день только по межбанковским кассовым операциям на конвертацию валют использовалось порядка 1 трлн., а для торгов на всех площадках групп РТС и ММВБ - еще примерно 600 млрд. рублей. Итого там ежедневно было "заморожено" примерно 1,6 трлн. или 12% от денежной массы, которые, многократно оборачиваясь, использовались в торгах постоянно.

Кроме того, для межбанковских платежей ежедневно в среднем в 2007 году из обращения отвлекалось еще 1,2 трлн. рублей. А в ЦБ в резервах было "заморожено" примерно 0,1 трлн. рублей. Таким образом, оборот уменьшался еще на 10% денежной массы. В 2010 г. порядок отвлеченных подобным образом из оборота сумм почти не изменился.

Еще одним способом поддержания денежной дистрофии, который иначе как иезуитским назвать нельзя, является перевод получателям значительной части положенных им бюджетных средств не равномерно, что предусматривается ежегодными законами о бюджетах, а в конце года. В декабре, по оценкам, обычно переводят получателям в среднем около четверти выделенных им бюджетных сумм. Естественно, потратить эти деньги почти не удается, и они подлежат возврату в казначейство для пополнения минфиновского сундука с нафталином. Подобное повторяется из года в год, чем наносится громадный ущерб стране и людям. Хотя денег в казначействе полным полно. Из-за систематических запаздываний с открытием бюджетного финансирования регулярно срывается, в частности, выполнение гособоронзаказа.

Такая, по сути, вредительская политика "замораживания" бюджетных средств привела в 2008 г. и к трагедии в Оренбургской области - обвалу стены ремонтировавшегося здания сельской школы и гибели при этом нескольких школьниц. Произошло это из-за более чем полугодовой задержки открытия соответствующего финансирования. И если бы не приступили к ремонту школы перед окончанием школьных каникул, то деньги вернулись бы назад в казначейство. Спрашивается, какой здравомыслящий директор добровольно начнет капитальный ремонт здания не во время школьных каникул, а после начала в нем занятий? Как водится, наказали директора, а не спровоцировавшего трагедию закулисного виновника.

Доходы населения и его платежеспособный спрос на потребительские товары и услуги являются, как отмечалось, главным денежным приводом развития экономики. Минимальная зарплата наемного работника, чтобы обеспечивалось хотя бы простое воспроизводство его жизненно важных ресурсов, по оценкам специалистов, на сегодня должна составлять примерно 50 000 рублей. Но, согласно официальной статистике, только у трети населения страны среднедушевой доход в 2010 г. превышал 15 000 рублей в месяц, увеличившись за три года лишь на 3 тысячи рублей, а у 20% он не превышал 7 000 рублей.

Нищета стала одним из главных факторов не столько политических, сколько экономических межклассовых противоречий. Эти противоречия в сочетании с системными ошибками в управлении макроэкономическими и социальными процессами также явились основными причинами перманентного кризиса в экономике страны.
Сознательно созданный и непрерывно поддерживаемый дефицит денежного обращения, высокая ставка рефинансирования ЦБ, в несколько раз превышающая этот показатель на Западе, а также неограничиваемые финансовые спекуляции, которыми широко занимаются и банки, бесконтрольно распоряжаясь деньгами своих клиентов, привёли к существенному удорожанию рублёвых кредитов. Поэтому корпорации и банки стали занимать деньги на Западе под 5-6% годовых, что было примерно втрое дешевле кредитов в рублях. А под эти валютные заимствования Центробанк выпускал и выпускает новые рубли, переполняя неизвестно для чего золотовалютный резерв, который девальвируется.

Спрашивается, а почему для денежного покрытия товарного оборота необходимую эмиссию рублей нельзя было с самого начала проводить без валютного посредника, причем экспортировать углеводороды тоже за рубли с их одновременной конвертацией в те же доллары, то есть без вывоза рублей за рубеж, чтобы не увеличивать денежный дефицит? Неужели покупать бы не стали? Весьма сомнительно! Да и отток капитала из страны во многом сократился бы, на что расходуется тот же золотовалютный резерв.

Многие также задаются вопросом, почему для кредитования реального сектора экономики нельзя было "разморозить" Стабфонд и использовать часть его средств на инвестиции в товарное производство? Ведь для уменьшения возможностей их воровства и возникновения ценовой инфляции - "взбухания" цен, чем так пугают "реформаторы", можно использовать давно известные целевые кредитные линии с поэтапными контролем и оплатой выполненных этапов работ.

За первые три года лежания "стабилизационных" денег в минфиновском сундуке без движения они вследствие инфляции цен потеряли свою покупательную способность на сумму около 1 трлн. рублей (см. "Что ожидает Стабилизационный фонд при нынешнем министре финансов?" - "Промышленные ведомости" N 3, март 2006 г.). Хотя Алексей Кудрин утверждал, что средства Стабфонда инфляции не подвержены - видимо он их "заговорил" от порчи.

Такое нецелевое использование, а, по сути, уничтожение государственных средств в реальном исчислении, провоцирующее заимствование кредитов за рубежом, вывоз капитала из страны и развал экономики, является нарушением положений не только Бюджетного кодекса.

Раздувание, в том числе по рейтингам всяческих "авторитетных" организаций, виртуальной капитализации спекулятивных финансовых рынков ведёт к отвлечению туда значительных средств вместо их инвестирования в реальный сектор экономики. Вследствие этого еще больше дисбалансируется товарно-денежное обращение и дополнительно увеличивается дефицит денег, из-за чего кредиты дорожают и растет инфляция...

Куда же в 2008 г. подевались деньги, размещенные в банках их клиентами?

Финансовые пирамиды из фальсифицированной "безналички"

Наши банки, следуя в фарватере проводимой с 1992 г. экономической политики, в основе которой лежит поддержание дефицита денежного обращения, непрерывно расширяли своё участие в спекуляциях на фондовых рынках. Не надо забывать, что это в основном вторичные рынки, и проку от сделок на них предприятиям, чьи акции ради личной наживы перепродают спекулянты, играя на разнице случайно и неслучайно меняющихся котировок, нет никакого.

Это как если "капитализация" квартиры, в которой проживает ее хозяин, вчера на рынке недвижимости оценивалась в 1000 раз дороже, чем сегодня, или наоборот. От таких скачков ее владельцу ни холодно, ни жарко, так как продавать квартиру он не собирается - жить будет негде.

Но собственный капитал большинства российских банков сравнительно невелик, и они играют, бесконтрольно рискуя деньгами своих клиентов, а также полученными взаймы на Западе и за счет выпуска облигаций и векселей. А почему бы не играть, выстраивая финансовые пирамиды? Ведь государство, страхуя только некоторую часть вкладов населения и оставляя незащищенными средства на счетах юридических лиц, а также не ограничивая определенными нормами игроков, поощряет их тем к продолжению рискованных спекуляций за чужой счет - клиентов и налогоплательщиков. Это становится весьма привлекательным при искусственно созданном денежном дефиците, в чем несложно убедиться.

В таблице приведены некоторые финансовые показатели 1124 действовавших российских кредитных организаций, исключая Внешэкономбанк, которые отражают их финансовое состояние на 1 августа 2008 года, то есть перед началом в стране экономического кризиса. В таблице приведены также значения тех же показателей спустя четыре года, но банков осталось 994. Анализ данных свидетельствуют о том, что экономический кризис в стране в 2008 г. был предсказуем, а также о весьма вероятном скором обострении очередного кризиса.

Некоторые финансовые показатели деятельности банков России 

                Показатель          Сумма, млн. рублей
1 августа 2008 г.1 августа 2011 г.
Общий собственный капитал  банков России    3 022 931  4 816 369
Остаток привлеченных банками средств,   в том числе:            - средства организаций, размещенные на их счетах;            - вклады физических лиц            - долговые заимствования14 771 566    3 200 757     5 850 441   4 720 36822 593 321  4 731 670 10 606 749  около 7 трлн.
    Выдано кредитов и  размещеносредств в чужом капитале,   в том числе выдано кредитов:      - организациям и индивидуальным предпринимателям;     - физическим лицам;     - кредиты банкам и вложения в сторонний капитал 17 726 873 11 839 926     3 738 921  3 023 000 24 499 093 15 949 551    4 721 836   4 345 895
Остатки на коррсчетах в Банке России     560 200        710 400
Денежная масса  М213 842 600 20 847 500
 декабрь 2008 г.  октябрь 2011  г.      
Золотовалютные резервы, млрд. долларов426,2516,0
Резервный фонд,  млрд. долларов140,026,0   
Совокупный внешний долг, млрд.долларов(без учета выплат процентов),   в том числе:         - госдолг         - долг банков         - долг корпораций 481,0           163,0        158,0        260,0 535,0       38,0   160,0   337

 По данным Банка России

Примечание. Первая версия статьи была написана в сентябре 2008 г., когда еще раздавались бодрые уверения, что кризис нам не грозит. Поэтому и данные указаны на 1 августа 2008 г. и для сопоставления - на эту же дату в 2011 г.

К 1 августу 2008 г. при собственном капитале в размере около 3,023 трлн. рублей сумма привлеченных банками средств составила около 14,77 трлн. рублей. Итого, своих и чужих денег у них тогда оказалось почти 17,79 трлн. рублей, из них было выдано кредитов и размещено средств в других организациях на сумму свыше 17,72 трлн. В частности, на покупку акций и другие формы участия в чужом капитале банки затратили свыше 3 трлн. рублей. Однако из-за последовавшего обвала котировок продавать акции пришлось с громадными убытками.

Получается, что на 1 августа 2008 г. банки выдали кредитов на сумму свыше 17,72 трлн. рублей, то есть использовали для этого почти все свои и чужие средства, или на 14,7 трлн. больше собственного капитала. Эта сумма на 3,88 трлн. рублей превысила денежную массу, что равносильно фальсификации денег.

Чем при таком созданном банками дефиците можно было обеспечивать платежные поручения и возврат вкладов других клиентов? Ведь свободных денег у многих банков не осталось. На какое-то время ряд из них даже ограничил суммы выплат по "платежкам" организаций и срочным вкладам частных лиц. Такое ограничение следовало рассматривать не только как нарушение договорных соглашений с клиентами, но и как внесудебное, пусть и временное, отчуждение их собственности, что противоречит п. 3 ст. 35 Конституции России.

К концу 2008 г. совокупный внешний долг в стране увеличился до 481 млрд. долларов, составив 113% от суммы золотовалютных резервов, из них на банки и корпорации пришлось 318 млрд. долларов. Это без учета процентов.
Если на 1 апреля 2008 г. свободных денег (остаток всей банковской ликвидности) на коррсчетах Центробанка оставалось 960,2 млрд. рублей, то к 1 августа их сумма уменьшилась до 560,2 млрд. рублей.

Затем, вопреки заклинаниям, наступил финансовый кризис. Его проявления ощущались уже в августе 2007 г., когда нерезиденты в связи с обвалом на рынке недвижимости США вывезли из России 9,2 млрд. долларов. Это сразу же сказалось на находившемся в состоянии крайнего перенапряжения долговом российском рынке. Кредитные ставки взлетели вверх. Сильнее всего это проявилось на межбанковском рынке - в конце августа ставки достигли 8,6%. Банк России предпринял тогда невиданные за весь постдефолтовский период меры по стабилизации финансового рынка.

В марте 2008 г. положение опять дестабилизировалось. Но увеличение Банком России объемов рефинансирования коммерческих банков и расширение списка облигаций, принимаемых в залог, временно сняли остроту с банковской ликвидностью.
В июле 2008 г. возник новый кризис ликвидности. Первого сентября объем рефинансирования Банком России коммерческих банков составил 157,5 млрд., а 25 сентября - уже почти 450 млрд. рублей. Ставки по однодневным межбанковским кредитам в конце сентября выросли до 9,38%. Минфин выделил тогда трехмесячные бюджетные депозиты Сбербанку, ВТБ и Газпромбанку на сумму соответственно 754,2 млрд., 268,5 млрд. и 103,9 млрд. рублей, чтобы решить проблему с ликвидностью средних и малых банков. Кроме того, Центральный банк на четыре процентных пункта снизил ставки отчислений в Фонд обязательного резервирования. Это позволило вернуть коммерческим банкам около 300 млрд. рублей.

В августе начался существенный отток капитала из страны. Ухудшились и условия доступа к относительно дешевым иностранным кредитам. Финансовые власти вынуждены были принять дополнительные меры по регулированию долгового рынка. Для расчетов по внешним долгам Внешэкономбанку выделили еще 50 млрд. долларов.

Дело в том, что треть корпоративных внешних обязательств приходилась на государственные компании и банки, которые занимали деньги за рубежом под залог собственных акций. В кризис обслуживать долги стало весьма сложно, и иностранцы могли прибрать к рукам значительные доли стратегических российских предприятий. Правительство этого не могло допустить. Поэтому только через ВЭБ стратегически важным компаниям были выданы кредиты почти на триллион рублей. Финансовую помощь получили "Роснефть", "Лукойл", "Газпром", "Русал" и некоторые другие крупные компании, среди которых были и с иностранным капиталом, например, ТНК-ВР. Помогло им государство и искусственной девальвацией рубля, которая принесла, по оценкам, за счет спекулятивных операций около 22 млрд. долларов.

Тогда положение "спас" - помог выиграть время до подорожания нефти - Резервный фонд, в котором накопилось свыше 3 трлн. рублей или около 140 млрд. долларов. Хотя кризиса можно было избежать, если эти средства заблаговременно инвестировали бы в развитие товарного производства и увеличение платежеспособного спроса населения страны, так как оборотных средств у предприятий было катастрофически мало.

Общая сумма средств на счетах нефинансовых организаций на 1 августа 2008 г., включая товаропроизводящие (см. табл.), составляла около 3,2 трлн. рублей. На начало 2008 года она составляла 3,52 трлн. рублей, и в течение года остатки на счетах менялись в небольших пределах. Оборот во всех отраслях экономики в 2008 году достиг почти 74,18 трлн. рублей, в том числе в обрабатывающих отраслях - 17,11 трлн. рублей.

Спрашивается: сколько раз в 2008 году должны были прокрутиться деньги, размещенные на счетах этих организаций, чтобы обеспечить указанную сумму оборота? Получается, 21. Но это немыслимо, в лучшем случае, они с учетом оборота на рынках услуг могли обернуться 5-6 раз, покрыв потребности лишь примерно на 17-21 трлн. рублей. Таким образом, в обороте недоставало оценочно 50 трлн. рублей, то есть намного больше половины средств.

Суммарная задолженность нефинансовых организаций в предкризисном 2007 году возросла на 43%, достигнув 21,4 трлн. рублей, более половины ее составила кредиторская задолженность. В последующие два года эти показатели росли. В 2009 году суммарная задолженность нефинансовых организаций превысила уже 32,56 трлн. рублей, а кредиторская задолженность - 14,88 трлн. рублей.
Можно предположить, что, помимо заимствованных средств, значительная часть оборота в экономике обеспечивалась "теневыми" деньгами и теми самыми фальсифицированными.

"Теневой" оборот в России оценивается примерно в размере 40% по отношению к обороту в экономике. О его масштабах можно судить, к примеру, по продажам в России кожаной обуви.

В 2006 г. согласно данным Росстата отечественное производство составило 25,8 млн. пар, по импорту поставили 46,5 млн. пар на сумму 723 млн. долларов или почти 19 млрд. рублей (среднегодовой курс 26,33 рубля за доллар). На рынке в розницу продали всего обуви на сумму 320 млрд. рублей. Если прибыль с ввозными пошлинами и налогами на импорт суммарно составила даже 100%, то выручка от реализации 46,5 млн. пар импортной обуви была равна 38 млрд. рублей. Тогда получается, что 25,8 млн. пар отечественной обуви продали почти за 282 млрд. рублей, или по 10 900 рублей в среднем за пару, чего не может быть по определению. Пара отечественной обуви стоила в среднем порядка 2000 рублей, поэтому выручка от ее продажи составила 51,6 млрд. против официальных 282 млрд. рублей. А общая выручка от продажи всей обуви составила 89,6 млрд. против официальных 320 млрд. рублей. Таким образом, оценочно, не менее 70% обуви было реализовано на рынке в "тени" за счет непонятно откуда взявшихся денег в сумме 230 млрд. рублей.
В 2007 г. отечественное производство кожаной обуви составило 54,2 млн. пар, по импорту поставили 93,6 млн. пар на сумму 1429 млн. долларов или 35 млрд. рублей (среднегодовой курс 24,55 рубля за доллар). На рынке в розницу продали всего обуви на сумму 355,8 млрд. рублей. Если прибыль с ввозными пошлинами и налогами на импорт суммарно составила даже 100%, то выручка от реализации 93,6 млн. пар импортной обуви была равна 70 млрд. рублей. Тогда получается, что 54,2 млн. пар отечественной обуви продали за 280,8 млрд. рублей, или почти по 5180 рублей в среднем за пару, чего тоже не могло быть. Пара отечественной обуви стоила в среднем 2000 рублей, поэтому выручка от продажи всего количества отечественной обуви составила 108,4 млрд. против официальных 280,8 млрд. рублей. А общая выручка, полученная от продажи всей отечественной и импортной обуви составила 143,4 млрд. против официальных 355,8 млрд. рублей. Таким образом, оценочно, в 2007 г. примерно 60% обуви было тоже реализовано в "тени" за счет неизвестно откуда появившихся 212,4 млрд. рублей.

В 2007 г. процветали также валютный и фондовый рынки. Общий объем торгов валютой, акциями и различными финансовыми бумагами на всех площадках Группы РТС достиг почти 18 трлн., увеличившись за год в 6 раз, а Группы ММВБ - 107 трлн. рублей, увеличившись за год вдвое.

Суммарно это составило 125 трлн. рублей или более 200% по отношению к обороту во всей экономике.

Процветали и операции с недвижимостью, доля которых в ВВП составила 10%, а вклад обрабатывающих производств - лишь 17,8%. Надутый спекулянтами громадный "мыльный пузырь" на московском фондовом рынке - также очередной результат слепого копирования пороков американской финансовой системы. Такому очередному "успеху" реформаторов поспособствовало увеличение в 2007 году на 47,5% объема денежной массы. Она возросла за год до 13,272 трлн. рублей, составив почти 58% по отношению к ВВП, и несколько возрос объем товарного производства.
Однако к 1 сентября 2008 г. денежная масса в сравнении с началом того же года вместо обещанных ЦБ 30-35 % увеличилась всего на 9,5%. Реальный объем денежной массы в 2008 году снизился, что повлияло на снижение темпов роста экономики. При этом реальный сектор экономики, как и в прежние годы, держали на голодном пайке, извлекая из оборота на финансовые спекуляции, а также в минфиновский сундук описанными выше способами значительную часть средств.

Как отмечалось, вся эта картина была накрыта громадным "мыльным кредитным пузырем", надутым из выданных банками фальсифицированной "безналички". Если у вас в кармане есть, допустим, всего 10 рублей, и вас просят одолжить денег, то ведь вы не сможете дать больше того, что есть у вас в наличии, к примеру, одолжить просящему 100 рублей. Однако к 1 августа 2008 г. банки выдали "на сторону" (см. таблицу) кредитов на 3,88 трлн. рублей больше наличествовавшей тогда денежной массы. Как при этом сводили балансы в Банке России, Минэкономразвития и Минфине, непонятно.

Такими оказались очередные печальные последствия продолжающейся с 1992 г. искусственно созданной в стране хронической денежной дистрофии, а по сути - перманентного финансового кризиса, который время от времени обостряется.

Вновь на те же грабли...

Власти из последнего кризиса, который сейчас перерастает в новый, уроков не извлекли, и по-прежнему плетутся в хвосте событий. С конца II квартала 2010 года корпорации продолжили заимствования за рубежом. Ведь дефицит рублевой денежной массы сохранялся, и немалая часть ее все также извлекалась из оборота. В декабре 2010 г. она составила почти 18,53 трлн. рублей или 48,2% по отношению к ВВП, стоили рублевые кредиты дорого и оборотных средств на предприятиях, как и в прошлые годы, было "кот наплакал".

В январе 2010 г. на банковских счетах всех нефинансовых организаций хранилось около 5,46 трлн., и ежемесячные остатки не превышали в среднем 5,5 трлн. рублей, а годовой оборот в экономике составил 81,38 трлн. рублей, в том числе обрабатывающих отраслей - 18,76 трлн. Чтобы его покрыть, средства организаций должны были обернуться за год 15 раз, что тоже немыслимо. Они, в лучшем случае, с учетом оборота на рынках услуг обернулись 5-6 раз, покрыв потребности не более чем на 32 трлн. рублей. В обороте вновь недоставало свыше половины средств.
Часть оборота, как и в прежние годы, покрывалась кредитами, сумма которых к концу года достигла 19,5 трлн. рублей, остальная часть оборота обеспечивалась "теневыми" и фальсифицированными деньгами. Эти данные подтверждают и ежемесячные остатки на банковских счетах организаций, не превышавшие в среднем 5,5 трлн. рублей.

Суммарная задолженность нефинансовых организаций на конец декабря 2010 г. составила 37,02 трлн. рублей, в том числе кредиторская - 17.52 трлн. Около 30% организаций оказались убыточными. Как видим, упомянутые задолженности продолжали расти. Напомню, что на конец 2009 г. они составили соответственно 32,56 трлн. и 14.88 трлн. рублей.

Способствовали оттоку денег из производственной сферы валютный и фондовый рынки, которые, невзирая на кризис, процветали. В 2009 г. общий объем торгов валютой, акциями и различными финансовыми бумагами на всех площадках Группы РТС достиг почти 22 трлн. рублей, а Группы ММВБ - 176 трлн. рублей, увеличившись за год на 60%.
Суммарно это составило 198 трлн. рублей или более 460% по отношению к суммарному обороту всех нефинансовых организаций в экономике.

В 2010 г. обороты составили 46 трлн. и 175,74 трлн. рублей соответственно, а суммарно - 221,7 трлн. рублей или почти 500% по отношению к суммарному обороту всех нефинансовых организаций в экономике. Ежедневно для этого отвлекалось в среднем порядка 750 млрд. рублей. Спекуляции на этих рынках предназначены, в основном, для вывоза валюты за рубеж.

А что происходило в банках в 2011-м, году? Как видно из таблицы, к 1 августа 2011 г. при собственном капитале в размере около 4, 816 трлн. рублей, сумма привлеченных банками средств составила около 22,593 трлн. рублей. Итого, своих и чужих денег оказалось почти 27,41 трлн. рублей. Из них было выдано кредитов и размещено средств в других организациях на сумму свыше 24,49 трлн. рублей (остаток ссудной задолженности).

Получается, что на 1 августа 2011 г. банки на выдачу кредитов потратили почти все свои и чужие средства, или на 19,7 трлн. больше собственного капитала.
В октябре 2011 г. внешний долг российских банков (полученные кредиты, различные долговые обязательства, депозиты нерезидентов и пр.) достиг 160 млрд. долларов, а совокупный внешний долг страны возрос до 535 млрд. долларов, из которого на корпорации приходилось 337 млрд. Остаток всей банковской ликвидности на корсчетах Центробанка на 1 августа составлял 710,2 млрд. рублей. Но к середине октября он возрос до 857 млрд. рублей. Памятуя о предыдущем кризисе, ЦБ ежедневно для увеличения ликвидности предоставляет банкам кредиты. В октябре их размер колебался примерно от 130 млрд. до 210 млрд. рублей в день. Всего с января до августа этого года сумма кредитов составила 18,7 трлн. рублей и по сравнению с таким же периодом 2010 г. возросла на 23%. Ежедневные остатки на коррсчетах в ЦБ составляли в октябре от 600 млрд. до 930 млрд. рублей.

И вся эта картина была вновь накрыта громадным "мыльным пузырем" кредитов, надутым из выданных банками фальсифицированной "безналички".

Если к 1 августа 2008 г. банки выдали "на сторону" (см. таблицу) кредитов на 3,88 трлн. рублей больше наличествовавшей тогда денежной массы, то к 1 августа 2011 г. разница составила 3,65 трлн. рублей.

Такая тенденция прослеживается с 2007 г. - тогда сумма выданных кредитов превысила денежную массу на 750 млрд. рублей. Но в 2008 г. превышение составило уже 6,66 трлн. рублей, в 2009 г. - 4,35 трлн., в 2010 г. - 3,7 трлн., а к 1 августа этого года - 3,65 трлн. рублей.

Таким образом, можно резюмировать следующее. Почти все российские банки, уподобляясь западным, путем выдачи кредитов, не обеспеченных не только соответствующими банковскими активами, но и денежной массой в стране, проводят, по сути, эмиссию фальсифицированных денег, причем в больших масштабах, и строят из них финансовые пирамиды. А Центробанк ежедневным кредитованием поддерживает эту фальсификацию.

Легализация такой фальсификации во всем мире прикрывается лукавым термином "кредитный мультипликатор". Так назвали коэффициент, показывающий степень роста денежной массы за счёт кредитно-депозитных банковских операций во всей банковской сфере, в результате которых общая сумма депозитов и выданных кредитов может многократно превышать официальную денежную массу в экономике. Кредитная мультипликация - это, по сути, эмиссия "напечатанных" банками денег. Получается, что в стране вместо одного существует множество центров эмиссии - помимо Банка России ее сегодня осуществляют еще 994 коммерческих банка в произвольных размерах.
Но пусть кто-нибудь объяснит, почему изготовление фальшивых "живых" банкнот, - уголовно наказуемое деяние, а эмиссия не обеспеченных не только соответствующими банковскими активами, а вообще денежной массой, то есть ничем не обеспеченных безналичных денег в виде кредитов, - всего лишь "рискованное" использование чужого капитала? Разве это не фальшивая "безналичка", которую можно потом "обналичить"? Ведь в обоих случаях в обращение вбрасываются средства платежа, которые государство не выпускало.

Казалось бы, вот она причина инфляции. Но это не так. Как отмечалось, финансовая и экономическая политика в стране якобы для ограничения инфляции направлена на демонетизацию экономики. С этой целью ЦБ существенно ограничивает размер денежной массы и увеличивает ставку рефинансирования, а Минфин описанными выше способами уводит примерно треть денег из оборота. Тем не менее, при их дефиците в обращении ценовая инфляция продолжает расти. Происходит это во многом из-за ничем не оправдываемого систематического увеличения государством и без того запредельных тарифов на продукцию и услуги естественных монополий, что провоцирует соответствующее подорожание всего и вся.

Получается, что в этих условиях коммерческие банки, увеличивая с согласия Центробанка денежную массу за счет виртуальных денег, хотя бы частично спасают экономику от безденежья? Отнюдь! Не надо забывать, что подавляющая часть кредитов выдается всего на несколько месяцев, выплаты по ним в годовом исчислении составляют от 15 до 25%, и поэтому долгосрочное кредитование, в чем нуждается реальный сектор экономики, почти отсутствует.

Так что, искусственно ограничивая денежную массу, Центробанк в ущерб интересам государства и общества специально создает коммерческим банкам дополнительные условия для наживы. Думается, противоправной, так как эмиссия денег - исключительная прерогатива государства, которой у нас почти бесконтрольно обладает сам Банк России. Спрашивается, если денежная масса мала, то почему не проводить эмиссию денег в требуемых размерах, не прибегая к "кредитному мультиплицированию"? Ведь тем самым, помимо прочего, вносится определенный хаос в управление финансами.

К сожалению, это общемировая практика. В США фальшивой "безналички", по некоторым сведениям, в 2007 году банки под прикрытием "кредитов" выпустили примерно в 5 раз больше суммы привлеченных и собственных средств, что во многом способствовало возникновению мирового финансового кризиса. Да и сама эмиссия денежной массы в США неподконтрольна мировому сообществу. Иначе говоря, немалая сумма американской валюты в самих Соединенных Штатах ничем не обеспечена.

Замечу, что все приведенные выше данные размещены в официальных документах различных организаций, министерств и ведомств. Однако ни одного сводного среди них, где приводились бы результаты сопоставления показателей, хотя бы те, которые изложены в статье, обнаружить не удалось. Сложилось впечатление, что макрофинансовым анализом в стране никто официально не занимается. Косвенно это подтверждалось некоторой растерянностью властей, включая сами финансовые, застигнутых врасплох "вдруг" возникшим в 2008 г. дефицитом банковской ликвидности. В этом году повторяется то же самое, "но кризиса у нас не будет".

Создается впечатление, что никто в стране на макроэкономическом уровне комплексным управлением финансами не озабочен, а выборочный контроль их состояния осуществляется ради статистики для начальства.

Глобальная игромания

Когда официально заявляется, что банковский кризис у нас порождается финансовым кризисом в США и других странах, то это правда. Но не вся. Банковский кризис из-за перманентности денежной дистрофии у нас тоже перманентный, с давних пор, в результате чего банки оказались неспособны к долгосрочному кредитованию реального сектора экономики.

Недавно международное рейтинговое агентство Moody`s понизило прогноз развития российских банков со "стабильного" до "негативного". Последний раз Moody`s ухудшало прогноз до "негативного" осенью 2008 года, в 2010-м агентство вернуло его на прежний уровень. Основные риски аналитики агентства видят в замедлении темпов экономического роста России, нехватке ликвидности российских банков и увеличении объема "плохих" долгов. За понижением прогноза в целом по системе могут последовать изменения в негативную сторону рейтингов отдельных банков.
Доля проблемных кредитов, подлежащих списанию, составит в 2012-м по прогнозу агентства 12%, раньше ожидалось 9%. Не последнюю роль сыграет и тот факт, что будет медленнее восстанавливаться качество кредитов, которые стали проблемными в 2008 -2009 годах. Кроме того, по прогнозам агентства примерно четверть реструктурированных займов станет дефолтной. Рост объема "плохих" долгов увеличит давление на капитал банков из-за необходимости создавать дополнительные резервы. Эти выводы подтверждаются приведенными выше финансовыми показателями деятельности российских банков.

Так что истинная причина банковского кризиса в нашей стране и порождаемого им кризиса экономического - это демонетизация российской экономики, проводимая с 1992 г. по совету консультантов МВФ якобы для борьбы с инфляцией. По всей видимости, апологеты поддержания дефицита денежного обращения и тем самым хронического финансового кризиса исходят из того предельного случая, когда при отсутствии денег экономика страны помрет, и тогда все виды инфляции исчезнут. Поэтому для достижения порочной цели экономику России надо поддерживать в полуобморочном состоянии. Такая политика, вместо долгосрочного кредитования реального сектора, ориентирует банки и бизнес на финансовые спекуляции, а экономику ведет к развалу вытеснением ее реального сектора мыльными пузырями фиктивной капитализации. Но пузыри, в конце концов, когда-то лопаются.

Психиатрам известна такая болезнь, как игромания. Давать деньги игроманам, паразитирующим за счет своих близких и знакомых людей, означает поддерживать их патологическую страсть. Сегодня финансовые игроки все больше и больше оккупируют экономику многих стран, вытесняя из нее товаропроизводителей отвлечением денег из товарно-денежного оборота на свои спекуляции. Тем самым они, не создавая никаких материальных ценностей, паразитируя на обществе, проедают создаваемую им добавленную стоимость.

Время от времени в среде их обитания, лукаво именуемой финансовым и фондовым рынком, и который характеризуют "капитализацией", наступает безденежье, и тогда котировки акций, а с ними и сами финансовые рынки обрушиваются. Происходит это когда "капитализация" из-за роста объемов продаж ценных бумаг раздувается до размеров, многократно превышающих денежный оборот в экономике, и значительные суммы с вполне определенной целью - обвалить котировки акций и других бумаг, чтобы скупить их подешевле, - на какое-то время изымаются крупными игроманами из спекулятивного оборота и вывозятся за рубеж.

Спекулятивные финансовые рынки при не ограничиваемом почему-то государством росте на них денежного оборота стали раковой опухолью мировой экономики вообще и российской, в частности. Болезнь усугубляется ничем не обоснованным использованием в качестве мировой резервной валюты доллара, благодаря чему валютные и фондовые рынки всех стран оказались сообщающимися сосудами, где акциями одних и тех же компаний торгуют собственные и пришлые игроки. Поэтому когда в США финансовые спекулянты провоцируют очередной финансовый кризис, он "резервным" валютным вирусом распространяется по всему земному шару, превращаясь в пандемию.

При очередном "внезапном" обвале котировок акций на дутых по капитализации рынках США у многих банков, активных игроманов других стран, включая Россию, скачкообразно возникают серьезные проблемы. В результате начинается кризис на кредитных рынках, кредиты резко дорожают, и многие банки становятся банкротами. Одновременно растут цены, сворачивается значительная часть производства и сферы услуг, растет безработица... Падение котировок на самом крупном мировом фондовом рынке - Соединенных Штатов уже не впервые вызывает мировой финансовый кризис. Не исключено, что США, давно завладев глобальным финансовым инструментом воздействия на мировую экономику, кризисы устраивают специально, с определенными целями. Ведь тем самым создается повод для новой масштабной эмиссии фальсифицированной мировой валюты, чтобы пополнить ее оборот, а, на самом деле, для поддержания своей роли мирового гегемона.

Соединенные Штаты являются крупнейшим мировым потребителем энергоресурсов. Не исключено, что для провоцирования очередного мирового финансового кризиса финансовые спекулянты США специально манипулируют объемами продаж на нефтяных биржах. Тем самым "регулируются" мировой спрос на нефть, и соответственно ее цены и оборот "мировой валюты".

Мировой финансовый кризис начинался в 2007 г. с сокращения продаж в мире углеводородного сырья по фьючерсам из-за оттока спекулятивного капитала с этих рынков. Одновременно в Соединенных Штатах увеличили добычу собственной нефти, сократив ее импорт. В результате значительно упали мировые цены на нефть и нефтепродукты. Видимо, тогда в США решили, что "пришло" время печатать новые доллары, постоянную нужду в которых мировое сообщество испытывает почему-то добровольно.

У нас еще во времена правления Горбачева Соединенным Штатам удалось легко добиться введения лукавой "внутренней" конвертации рубля. Причем, всего за 30 тысяч долларов. Столько выплатила в 1990 г. одна, будто бы частная американская компания заранее выбранной победительнице "конкурса" на лучшее предложение о конвертируемости. Молодая особа работала младшим научным сотрудником в известном экономическом институте АН СССР. К слову, ряд других представленных на конкурс заявок, содержавших совсем иные предложения, таинственным образом тогда исчез. Замечу, что членами жюри были в основном советские представители.
После развала СССР, использовав зомбированных американскими советниками "реформаторов", лишивших по "дружеским советам" страну собственных денег в нужных количествах, и превративших российскую экономику в сырьевой придаток Запада, Соединенные Штаты получили большие возможности наказывать нас за непослушание. И не только нас. В непослушных значатся многие другие страны, даже некоторые из основавших Евросоюз и посмевшие для независимости ввести евро. Вот почему в период конфликта России с Грузией, результаты которого не соответствовали сценарию Буша - младшего и Кондолизы Райс, напоминавших парочку с "поля чудес", так "вдруг" рухнули цены на нефть. Подобное же произошло и в советские времена.
С евро США борются политическими методами, навязывая Евросоюзу все новых и новых членов с проблемной экономикой.

Полагаю, найдется немало желающих опровергнуть сказанное. Но для этого придется опровергать и другие факты, вдруг подозрительно совпавшие с теми или иными событиями, и оказавшиеся неугодными кое-кому за океаном. Можно напомнить, к примеру, еще об отказе Азербайджана в 2008 г. участвовать в проектах транспортировки нефти и газа в обход России. И тогда в том же Азербайджане, конечно же, вне всякой связи с этим отказом, группа военных готовила переворот. Процессы то регулируемы...

В связи со спекуляциями деньгами, носящими глобальный характер, хотелось бы напомнить, что, согласно классике, капитализация - это создаваемая добавленная стоимость, то есть стоимость создаваемых в результате трудовой деятельности товаров и определенных услуг, к примеру, транспортных, но это отнюдь не доходы от денежных спекуляций. И вот почему.

Нынешние деньги, бумажные, безналичные или в виде долговых бумаг, не являются, как отмечалось, товаром. В отличие от прежних денег - золота, они символические, то есть некий символ товара. Можно сказать, что это всего лишь подобие справки, удостоверяющей, что ее предъявитель в качестве оплаты за свой труд, то есть за созданную им добавленную стоимость, получил право обменять свои деньги на нужные ему товар или услугу. Обмен должен быть в идеале эквивалентным, чего, к сожалению, по ряду причин не происходит. Такой обман взамен эквивалентности товарообмена по стоимости лукаво мотивируют необходимостью рыночных отношений. Но у нас сегодня они доведены до абсурда.

А торговля валютой, как отмечалось, - абсурд еще больший. Устанавливаемые не по паритетам покупательной способности, а по ее спросу и предложению на рынках разных регионов и стран различные валютные курсы нарушают эквивалентность международного товарообмена по стоимости и тем самым балансы товарно-денежного обращения внутри стран.

"Цену", то есть якобы официальный курс обмена, устанавливает у нас Центробанк, исходный оптовик-меняла, торгующий также валютой на бирже. Причем, устанавливает курс не по паритету реальной покупательной способности рубля и того же доллара, а существенно, как минимум, вдвое, занижая ее для рубля. Делается это в интересах проводимой финансовой политики. Но не только.

Большую часть ресурсов, необходимых для добычи экспортируемых нефти, газа и других видов сырья, а также производимых на экспорт углеводородных
топлив, сырых металлов, металлопродукции и прочих видов продукции их изготовители приобретают на российском рынке. При этом они упомянутые ресурсы, "упакованные" в готовую продукцию, тоже фактически экспортируют, но перепродают в рублевом исчислении согласно курсу обмена, как минимум, вдвое дороже. Иначе говоря, половина используемых для производства ресурсов достается им нахаляву и присваивается.

Такое "перераспределение" по валютному курсу чужой добавленной стоимости - нонсенс в рыночных отношениях. Потому и капитализация многих экспортеров оказывается "дутой". Кроме того, в пересчете по курсу на рубли импорт оказывается, как минимум, вдвое дороже. Поэтому тех, кто поставляет ресурсы экспортерам, и пользуется для их производства импортной продукцией, обирают дважды. А сами экспортеры, ввозя в Россию валютную выручку, за которую они по курсу получают незаработанные рубли, оказываются тем самым тоже втянутыми в финансовые спекуляции. Все это также способствует вымыванию денежной массы из обращения.

Очевидно, что денежные доходы от спекуляций на финансовых и фондовых рынках к категории добавленной стоимости не относятся - подобный "продукт" ничем не прирастает. Поэтому говорить о капитализации этих рынков и инвестициях в их "основной капитал", лукаво именуемых "портфельными" с явным намеком на чьи-то карманы, просто безграмотно. Это все равно, что говорить о добавленной стоимости якобы создаваемой работниками публичного дома. Упомянутые экономические термины притянуты за уши, чтобы "теоретически" легализовать бесконтрольную торговлю несуществующими товарами.

Печальные последствия политики Центробанка и Минфина России наглядно иллюстрируются приведенными выше финансовыми показателями деятельности российского банковского сообщества и народившихся у нас фондовых рынков. Оборот на этих рынках в 2007 году, как отмечалось, более чем вдвое превысил оборот в экономике, а в 2010-м - в пять раз, отсасывая из экономики громадные средства.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ... viperson.ru
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован